Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Бунт, бессмысленный и беспощадный

Мне сказали, что отец Андрей Кураев так выразился о ижевских священнослужителях: «Таких много существует, пусть найдут себе друзей. Мало кому интересна их судьба». Я не соглашусь с ним. Их судьбы интересны Богу, прежде всего. И, если эти люди безразличны московскому церковному бомонду, который живет какой-то своей, невообразимо далекой от реальных проблем жизнью, то пресловутым 80-ти процентам номинальных православных, живущим за МКАДом, то, что говорят эти батюшки как раз любопытно и даже очень. Однако, в этих, как мне кажется, слегка пренебрежительных словах отца протодиакона, есть зерно правды: “Таких много существует”. И, если это так, то разве можем мы молчать?

Вот читает сейчас, наверно, эти написанные в далеком Тикси строки о. Агафангела о. Андрей Кураев (а возможно и не только он) и думает как в том анекдоте про чукчу-диссидента: "Хорошо о. Агафангелу, ведь дальше Чукотки не сошлют"

Вообще достойна всяческого удивления смелость редакции ПравМира, опубликовавшей на своих страницах  это скандальную и эпатажную статью, которую уже ортосекторе ЖЖ уже называют не иначе, как "бунтом"

Опять филокатолики

на этот раз охмуряют ИПЦ. Хоть бы они туда все и перебрались. Уважаемому же юзеру Бенев в теме осталось только посоветовать просмотреть еще раз мою полемику с ними почти трехлетней давности (например, см. также таги и поиском по ключевым словам), в которой все уже сказано.



Константинополь и Москва. Сравнительная историография

Мегаполис, основанный Константином, с самого своего начала был в сильной степени зависим от поставок продуктов извне, пшеницы из Сев. Африки и фруктов из малой Азии. До такой степени зависим, что в нем начинался голод, когда долгое время дул северный ветер и корабли с пшеницей не могли пристать к гавани. Первый удар могуществу империи Второго Рима был нанесен в 7 в. арабами, последователями Магомета, когда Византия потеряла свои провинции в Сев. Африке. Второй удар был нанесен в 14 в. турками-османами, когда Византия потеряла свои территории в Малой Азии. Турки контролировали огромные территории и лишали ромейские мегаполисы продовольственного обеспечения. Византия потеряла экономическую независимость, так как продукты можно было приобрести только у турок, за что необходимо приходилось расплачиваться оружием, а в перспективе -- и политической самостоятельностью.
Третий удар, теперь уже могуществу Третьего Рима, был нанесен в 21 в., когда в руках азербайджанцев оказалось сосредоточено все продуктовое снабжение Москвы и других мегаполисов России. В том числе и вся (еще оставшаяся) продукция русских деревень скупается ими по оптовым ценам при покровительстве местных властей и продается в городах по ценам в три-четыре раза дороже. Около 8 млрд. долларов из этой прибыли в год попадает в Азербайджан, где она тратится в том числе и на закупку оружия, и финансирование бандформирований на территории России.
Отличие Византии от России заключалось в том, что хотя Константинополь и потерял экономическую самостоятельность извне, но внутри своих мегаполисов он проводил жесткую политику сегрегации по религиозному (читай, национальному) признаку. Это и позволило Константинополю продержаться еще пару столетий. В Москве в условиях господства демократического законодательства сегрегация оказалась невозможной, и потому к 2001 г. Москву и Московскую область оккупируют около 2 млн. азербайджанцев, из которых на налоговом учете состоит только 8 чел. Из этой ситуации для коренного (пока еще) большинства существовал только один выход: ввести наряду с демократическим законодательством еще один равный ему по силе источник права, а именно монарха, который один только и мог в условиях демократии проводить эффективную национальную политику.

Круг замкнулся, или два силлогизма

Зададимся вопросом, откуда Кредо берет деньги на свою деятельность? У Павловского. А Павловский откуда? Из Фонда эффективной политики. А Фонд откуда? Из кармана Чубайса. Ну а Чубайс откуда? Сознавая всю сложность этого вопроса, заметим, что правильный ответ будет все-таки, наверно, -- из нашего кармана. Значит, мы сами себя пичкаем информационной тухлятиной и оплачиваем это процесс из собственного кармана.

Теперь зададимся вопросом, где самое слабое звено в этой замкнутой цепи: Кредо, Павловский, Фонд, Чубайс или мы сами? Вопрос этот философский, а с другой стороны -- практический. С философской точки зрения, мы -- самое слабое звено. А с практической -- два наиболее близких к нам звена, Кредо и Чубайс. Значит, если сомкнуть эти звенья, то есть Кредо читает только Чубайс и получает за это от Кредо деньги, то мы из этой цепи выпадаем. По-моему, все сходится.

Все ереси на Руси -- из Суздаля

как свидетельствует об этом древнейший Новгородский кодекс кон. 10 в. - нач. 11 в.
http://www.livejournal.com/users/mitrius/180962.html
От богомилов и павликиан Суздаля, называющих себя последователями Александра арменина и Лаодикийской церковью, мост протягивается через столетия к древнейшим еретическим учениям на Руси, к ереси жидовствующих, к "Лаодикийскому посланию" дьяка Феодора Курицина, и далее к Вассиану Патрикееву, осужденному за "арменскую" ересь, и "старцу" Артемию, осужденному за загадочную и многозначительную фразу: "сожгли Курицына и сами не знают за что". Многие странности "нестяжательства" становятся понятными, если предположить, что богомильство и павликианство передавалось в виде сакрального и понятного лишь посвященным запретного учения в среде "нестяжательного" монашества. "Нестяжательство" и ранее подозревалось в родственных связях с богомильством, и вот сегодня эти подозрения приобретают вполне определенный характер. Учитывая, что и сегодняшние симпатии к Вассиану Патрикееву и Артемию проистекают в основном из суздальской среды, можно без преувеличения сказать, что Суздаль -- это роковой город в истории русских еретических движений.

О нововведениях старообрядцев

Одним из пунктов спора между старообрядцами и новообрядцами всегда был вопрос о почитании двухсоставного четырехконечного креста. Новообрядцы почитали одинаково двухсоставный и трехсоставный (с подножием) кресты, как образ Самого распятого и образ Креста, на котором Он был распят, а старообрядцы почитали только трехсоставный крест, как образ Креста, утверждая, что почитание двухсоставного креста было нововведением Никона и что таким крестом на Руси никогда не пользовались и ему не поклонялись. Вот что пишут об этом, например, братья Денисовы в "Поморских ответах":
Collapse )

Понимание брака в разные века

+++http://www.livejournal.com/users/benev/90080.html?view=375008
+++У него за то, что соития в раю не было – практически все отцы, кроме позднего Августина и (это еще надо проверить) Климента Александрийского, статус которого в Церкви все же не вполне такой же, как у преп. Максима или Иоанна Дамаскина (не потому что Климент не отец, а потому что писал он во время. когда еще многие вещи не устоялись (например, он пишет, что подвиг в браке выше, чем в девстве, что не принято)

Ну вот Вы и отбросили вместе с Климентом Александрийским все раннехристианское понимание брака (меня интересует понимание брака вообще, а не вопрос о соитии в раю: последний только показатель определенного понимания брака). На том основании, что "многие вещи не устоялись". Какие "вещи"? Св. Дух не "устоялся"? Ведь в Вашем понимании это вопрос "божественный", то есть является богооткровенной истиной? На самом деле не устояться могут только формулировки, но не понимание. А оно, понимание брака, было иное. Иное у ранних отцов, например, в Апостольских Установлениях св. Климента Римского, которые Вы вместе со св.Климентом Александрийским отбросили. Иное у более поздних отцов. Иное в последние века Византии, и иное в России. Иное даже у Златоуста: "раннего" и "позднего". Когда Вы пытаетесь найти "консенсус" в этом вопросе, Вы поступаете, как старообрядцы, т. е. выбираете отцов одной эпохи, определяете их учение как "святоотеческое" и отбрасываете остальных. Судите сами, насколько такая точка зрения является "святоотеческой" и вообще плодотворной.

Исихазм и нестяжатели

+++Получается, что преемство Руси оказалось исчерпанным: царство Божие на земле, основанное на симфонии властей, естественно, не реализовалось, духовная основа растворилась в пустыне, гос.универсализм выродился в мечту о сильном православном царе/президенте/диктаторе. Данная ситуация представляется безнадежной, и церковь обречена влачить жалкое существование, питая его воспоминаниями о былой славе? Или есть просветы?

Нет, не все так печально. Ведь и раньше исихазм был в пустыне, может, там ему и место. Другое дело, что и исихазм на Руси в тот период выродился. Если говорить о нестяжателях, то среди них можно признать исихастом разве что св. Нила Сорского (и был ли он еще и нестяжателем-политиком -- это вопрос). Вообще среди заволожского старчества -- единственного, наверно, в то время претендента на исихазм -- было много строгих аскетов, но оттуда выходили и весьма странные и даже еретические учения. Вассиан Косой (Патрикеев) оттуда и, вроде бы, осужден справедливо. Другой Косой -- Феодосий -- восстановил ересь жидовствующих. Еще один заволжец, троицкий игумен Артемий, тоже осужден и, кажется, справедливо. Связан с Феодосием и как-то с ересью Матфея Башкина. С одной стороны выходцы из заволжцев, будучи наместниками в Троице, вводили строгие уставы, за что их братия не любила и вытесняла из монастыря (это случилось и с учителем св. Нила Сорского -- Паисием Ярославовым). С другой стороны заволжцы снисходительно относились к ереси жидовствующих и пренебрежительно -- к внешнему благочестию, в том числе и к почитанию икон. Таким образом, заволжский "исихазм" соединял в себе черты аскетизма и идей Реформации, проникавшей из Европы. Это неудивительно, так как и в Европе Реформация начиналась с аскетов-нестяжателей. А это уже не исихазм. Настоящий -- византийский -- исихазм никогда не был политически нестяжательным. Только немногие византийские исихасты одобряли секуляризацию церковных земель. Зато византийские еретики, имитирующие исихазм, богомилы и др., были нестяжателями и всегда против внешнего благочестия. Тем более, странно причислять к исихастам Курбского, но это уже другое время.

Так дело обстояло с исхазмом и его взаимоотношением с государством в первой половине 16 в., а говорить о нем вообще -- за более длительный промежуток времени -- трудно, так как времена менялись достаточно радикально.